Марина Цветаева

Марина Цветаева

Какой-нибудь предок мой был скрипач,
наездник и вор при этом.
Не потому ли мой нрав бродяч,
а волосы пахнут ветром?

Не он ли, смуглый, крадет с арбы
рукой моей абрикосы?
Виновник страстной моей судьбы,
курчавый и горбоносый.

Дивясь на пахаря за сохой,
вертел между губ шиповник.
Плохой товарищ он был, лихой
и ласковый был любовник.

Любитель трубки, луны и бус
и всех молодых соседок.
Еще мне думается, что трус
был мой желтоглазый предок,

что, душу черту продав за грош,
он в полночь не шел кладбищем.
Еще мне думается, что нож
носил он за голенищем,

что не однажды из-за угла
он прыгал, как кошка, гибкий.
И почему-то я поняла,
что он не играл на скрипке.

И было все ему нипочем,
как снег прошлогодний летом.
Таким мой предок был скрипачом,
я стала — таким поэтом.