ПАМЯТИ И.А. БРОДСКОГО

ПАМЯТИ И.А. БРОДСКОГО

Вот, в роще, уже не священной, давно отведенной
под сруб,
и ты пролетел, только шаркнул подошвой о воздух.
С деревьев пускай
твое имя слетает, но только не с губ.
Еще поглазеет хвоя, что тебе до того? Вот, на звездах

ближайших уже различима твоя нетяжелая тень.
Уже ничего, что б могло задержать — не случилось.
Уже потащили куда-то, и сняли подсумок, ремень,
сугроб накидали, чтоб только не в землю сочилось.

Молчу оттого, что молчать тяжелее всего.
Видавшая виды братва языком отмолола.
А нашим понятно, как нашего, собственно, мало:
покуришь — и дальше, не вечно ж светить на село.

Чем выше, тем зренье острее. На пне
меня различишь, усмехнувшись,
и далее, в кронах —
отдельные ветки, как ворс на тяжелом сукне.
Всю вырубку эту, как место звезды на погонах.

Ирина Машинская