А собственно, кто ты такая,

А собственно, кто ты такая,
С какою такою судьбой,
Что падаешь, водку лакая,
А все же гордишься собой?

А собственно, кто ты такая,
Когда, как последняя мразь,
Пластмассою клипсов сверкая,
Играть в самородок взялась?

читать далее

Аллен Гинзберг

Перевод стихотворения Аллена Гинзберга «Песня»

Бремя мира —
любовь. Под ношей
одиночества, под ношей
недовольства

бремя, бремя, что несем мы —
любовь.
Кто отрицает?
Во сне она касается
тела, в мыслях
сооружает чудо,
в фантазиях страдает,
пока не рождена в человеке — смотрит из сердца,
горит непорочно — ведь бремя жизни —
любовь,
но мы несем это бремя
устало, и должны найти покой
в объятьях любви,
в конце концов, найти покой
в объятьях любви
Нет покоя
без любви, нет сна
без сновидений о любви —
безумствуй или будь холодным, преследуемым ангелами
или машинами, последнее желание —
любовь — не может быть горьким,
нельзя отрицать и невозможно скрыть
при отрицании:
читать далее

Роберт Рождественский

Роберт Рождественский

Я спокоен, я иду своей дорогой.
Не пою, что завтра будет веселей.
Я — суровый,
я — суровый,
я — суровый.
Улыбаешься в ответ:
а я — сирень.

Застываю рядом с мраморной колонной,
Удивляюсь, почему не убежал.

читать далее

Джек Керуак

Джек Керуак

руки сжаты, впадаю в мгновенный
экстаз, как укол героина или морфия
железа в моем мозгу выделяет
здоровый флюид радости (Священный Флюид), пока
я удерживаю все части моего тела и устремляюсь
к полной остановке, транс — Лечит
все мои болезни — стирает все — даже
ни капли «Я-надеюсь-ты» или
Сумасшедшего Воздушного Шара не остается, но сознание
пусто, безмятежно, бессмысленно. Когда мысль
появляется издалека вместе с изображением, вы подменяете ее
изнашиваете ее, подделываете ее, и
она исчезает, хотя никогда не приходит — и
впервые вы с радостью осознаете
«Мышление — то же самое, что не мышление —
Так что мне не нужно
больше
думать»
читать далее

Эдуард Асадов

Эдуард Асадов

Вам досталось много лестных слов
И глаза и голос ваш хвалили,
И что взгляд опаснее клинков,
Тоже ведь наверно говорили.

Вряд ли вы когда-нибудь считали
Сколько вам подарено сердец,
Сколько их, влюблённых, как колец,
Вы на острый пальчик нанизали.
читать далее

Задохнулись канонады.

Задохнулись канонады.
В мире – тишина.
На большой земле однажды
Кончилась война.
Будем жить , встречать рассветы ,
Верить и любить ,
Только не забыть бы это !
Лишь бы не забыть !
Как всходило солнце в гари

читать далее

Эдуард Асадов

Эдуард Асадов

Вам досталось много лестных слов
И глаза и голос ваш хвалили,
И что взгляд опаснее клинков,
Тоже ведь наверно говорили.

Вряд ли вы когда-нибудь считали
Сколько вам подарено сердец,
Сколько их, влюблённых, как колец,
Вы на острый пальчик нанизали.
читать далее

Борис Заходер

Борис Заходер

Что же это, собачий ты сын?
Где хваленая верность твоя?
Как посмел забежать ты —
Один! —
В отдаленные эти края?
В те края,
Где кончается след,
В те края,
Где зови, не зови —
Ни ответа, ни отзыва нет,

читать далее

Последнее стихотворение Иосифа Бродского

Последнее стихотворение Иосифа Бродского. Американский издатель получил его по факсу из университетского городка Саут-Хедли (где Бродский регулярно жил и преподавал в одном из пяти колледжей Массачусетского университета) за неделю до смерти поэта.

Август
Маленькие города, где вам не скажут правду.
Да и зачем вам она, ведь все равно — вчера.
Вязы шуршат за окном, поддакивая ландшафту,
известному только поезду. Где-то гудит пчела.
читать далее

Федор Тютчев

Федор Тютчев

Она сидела на полу
И груду писем разбирала,
И, как остывшую золу,
Брала их в руки и бросала.

Брала знакомые листы
И чудно так на них глядела,
Как души смотрят с высоты
На брошенное тело…

О, сколько жизни было тут,

читать далее